Гоголь Николай Васильевич (1809—1852)

Русь! Чего же ты хочешь от меня?

Какая непостижимая связь таится меж нами? Что глядишь ты так, и для чего все, что ни есть в для тебя, направило на меня полные ожидания глаза?

Н. В. Гоголь

Родился Николай Васильевич Гоголь-Яновский 20 марта 1809 года в ме­стечке Величавые Сорочинцы Миргородского уезда Полтавской губернии в Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) семье

бедного помещика. Детство Гоголя прошло в имении родителей Васильевке, которое размещено рядом с селом Диканька, потом воспетом Гоголем в собственных произведениях. Семья Гоголей, как по папе, так и по мамы, принад­лежала к старенькым казацким родам. Быт родового имения Васильевки Гоголь изобразил позже в повести «Старосветские помещики Гоголь Николай Васильевич (1809—1852)». Отец грядущего писа­теля, Василий Афанасьевич, был страстным любителем театра, создателем стихов и смышленых комедий. Воздействию мамы приписывают задатки религиозности Гоголя и склонность к мистике.

Ребенком Гоголь поступил в Нежинскую гимназию высших наук, создан­ную по типу Царскосельского лицея для малышей провинциального дворянства. Уже в период обучения в Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) Нежине появляются возможности грядущего писателя: он с фуррором играет на сцене в ученических постановках, сам пишет пьесы ко­мического и сатирического нрава. Насмешливость — черта Гоголя, которая проявилась в его личности рано, вместе с умением подмечать и ярко обрисовывать нравы и ситуации.

В конце декабря 1828 года Гоголь приехал в Петербург с Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) превосходными пла­нами о великодушном труде на благо Отечества: то он желает достигнуть вершин карье­ры на чиновном поприще, то он грезит об актерской судьбе, то о блестящей писательской карьере. В Петербурге в 1829 году Гоголь публикует под псевдо­нимом В. Алов написанную еще в Нежине подражательную поэму «Ганц Кю- хельгартен Гоголь Николай Васильевич (1809—1852)». Поэму не брали, малочисленные рецензии в журнальчиках были отрицательные. Гоголь спалил все экземпляры тиража. В отчаянии от провала на поприще литератора Гоголь летом 1829 года уезжает за границу. Возвратившись, он поступает на муниципальную службу, получает место маленького бюрократа. Воспоминания от службы в «департаменте» отыщут потом свое отражение в «Петербургских Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) повестях» Гоголя.

Одну за другой Гоголь делает повести, вошедшие в цикл «Вечера на хуторе близ Диканьки». Этот «второй дебют» состоялся в 1831—1832 годах и сразу поставил Гоголя в число первых литераторов Рф. В это время Гоголь позна­комился с В. А. Жуковским, П. А. Плетневым, А. А. Дельвигом, А Гоголь Николай Васильевич (1809—1852). С. Пушки­ным. Писатели поддержали юный талант.

Конкретно «Вечера на хуторе близ Диканьки», написанные сочно и ярко, осно­ванные на «экзотическом» материале, принесли Гоголю литературную извест­ность.

Последующие произведения Гоголя — вышедшие в 1835 году сборники пове­стей «Миргород» и «Арабески» («Петербургские повести») — разворачивали перед читателем новые грани таланта Гоголя. В «Петербургских повестях Гоголь Николай Васильевич (1809—1852)» воз­никал особый образ Петербурга, ставшего одним из героев произведений Го­голя. Он пробует свои силы и в драматургии. В 1835 году был написан и уже в 1836 году поставлен «Ревизор». В это время Гоголь начинает работу над главной книжкой собственной жизни — поэмой «Мертвые души».

В июне 1836 года Гоголь уезжает за Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) границу, где продолжает работу над «Мертвыми душами». 1-ый том «Мертвых душ» был завершен в Риме в 1841 году.

Возвратившись в Россию в том же году, Гоголь печатает 1-ый том собственного про­изведения.

В протяжении нескольких последующих лет Гоголь работает над вторым томом «Мертвых душ», но судьба этой части оказывается Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) трагичной: в июне 1845 года

Гоголь спаливает первоначальную редакцию второго тома «Мертвых душ». Работа над вторым томом совпала с глубочайшим духовным кризисом писателя, что поста­вило Гоголя на грань отречения от его прежних произведений.

Размышления Гоголя о своем поприще и о назначении каждого человека, о судьбе Рф отыскали отражение в Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) его книжке «Выбранные места из переписки с друзьями», вышедшей в свет в 1847 году. У неких бывших поклонников книжка вызвала резкое неприятие, что навлекло на создателя настоя­щую критичную бурю. В. Г. Белинский подверг уничтожающей критике это произведение в собственном именитом «письме к Гоголю», осудив его религиозно­мистические идеи как обскурантистские Гоголь Николай Васильевич (1809—1852).

Для Гоголя такая реакция публики на его размышления была также неожи­данной: «Здоровье мое... потряслось от этой для меня сокрушительной истории по поводу моей книжки... Дивлюсь сам, как я еще остался жив».

Работу над вторым томом «Мертвых душ» он кончает к январю 1852 го­да. В это время его Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) терзает предчувствие близкой погибели, состояние здоровья усугубляется, он страдает сомнениями в собственном литературном таланте. В ночь с 11 на 12 февраля 1852 года, находясь в состоянии глубочайшей депрессии, он спаливает рукопись второго тома «Мертвых душ».

Скоро, 21 февраля 1852 года, последовала кончина писателя. Гоголь был погребен в Донском монастыре. После революции останки Гоголя перенесены на Новодевичье Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) кладбище.

«Ревизор»

Время написания

Работу над пьесой Гоголь начал осенью 1835 года. Сюжет был подсказан ему А. С. Пушкиным.

В 1836 году комедия была поставлена в театре после личного разрешения правителя Николая Первого.

Сюжет

В уездном городке, от которого «три года скачи, ни до какого страны не доедешь», городничий Антон Антонович Сквозник-Дмухановский, собирает Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) чи­новников, чтоб сказать пренеприятное весть: в их город едет «ревизор из Петербурга, инкогнито». И еще с скрытым предписанием. Дискуссируются предпосылки приезда ревизора. Бюрократы выдвигают свои версии: арбитр Аммос Федорович Ляпкин-Тяпкин (который прочел «пять либо 6 книжек, а поэтому несколько вольнодумен»), к примеру, подразумевает затеваемую Россией войну.

Городничий решает Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) спешные распоряжения в связи с приездом реви­зора. К примеру, рекомендует попечителю богоугодных заведений надеть на нездоровых незапятнанные колпаки и вообщем, по способности, уменьшить их число. Тот убеждает, что у него все в полном порядке: «человек обычной: если умрет, то и так умрет; если оздоровеет, то и так Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) выздоровеет».

Арбитре городничий показывает «на заседателя, от которого с юношества «отдает незначительно водкою». Городничий обращается к смотрителю училищ и удивляется странноватым привычкам учителей: один учитель беспрестанно строит морды, другой разъясняет с таким жаром, что не помнит себя («Оно, естественно, Александр Маке­донский герой, но для чего же Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) стулья разламывать? От этого убыток казне»).

Возникает почтмейстер. Городничий, боясь доноса, просит его просмат­ривать письма, но оказывается, почтмейстер издавна уж читает их из незапятнанного любопытства («иное письмо с удовольствием прочтешь»), но о петербургском бюрократе ничего пока не встречал.

Вбегающие Бобчинский и Добчинский, поминутно перебивая друг дружку, рас­сказывают о Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) юном человеке, который поселился в местной гостинице при трактире. Человек оказался наблюдательным («и в тарелки к нам заглянул»). Одним словом, заключают они, это ревизор: «И средств не платит, и не едет, кому же быть, как не ему?» Городничий в смятении, он дает спешные поручения квартальному.

В последующей сцене действия Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) происходят в малеханькой гостиничной комнате. На барской постели лежит слуга Осип. Он голоден, пеняет на владельца, проиг­равшего средства. Является Иван Александрович Хлестаков, юный глупый человек, он отправляет Осипа за обедом. Трактирный слуга приносит гнусный обед и выговаривает Хлестакову за неуплату. Хлестаков ругается. В это время выясняется, что о Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) нем совладевает городничий. И городничий, и Хлестаков на­пуганы. Чистосердечные слова Хлестакова о том, как он проигрался в дороге, принимаются городничим за умелую выдумку инкогнито. Городничий, теря­ясь от испуга, предлагает приезжему средств и просит переехать в его дом. Приез­жий соглашается, и городничий едет с Хлестаковым осматривать «богоугодные заведения».

Потом Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) действие переносится в дом городничего. Возникают дамы, с трепетом ожидавшие возникновения «инкогнито из Петербурга». Хлестаков вдохновенно ри­суется перед дамами, завираясь от экстаза. Он ведает, как в Петербурге приняли его за главнокомандующего, что он с Пушкиным на дружественной ноге, как управлял он некогда департаментом. Он предрекает скорое произведение Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) свое в фельдмаршалы, чем наводит на всех панический ужас.

Бюрократы вереницей идут на аудиенцию к Хлестакову, кляузничают друг на друга и на городничего, дают Хлестакову взятки. А Бобчинский просит при случае сказать в Петербурге всем вельможам, что «живет в таком-то городке Петр Иванович Бобчинский».

Хлестаков пишет письмо товарищу в Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) Петербург, рассказывая о том, какой с ним произошел смешной случай, как приняли его за «государственного человека».

Хлестаков воспринимает негоциантов, которые не сетуют на «обижательства» го­родничего, дают Хлестакову 500 рублей взаем. Хлестаков кокетничает с до­черью, а позже и с супругой городничего, не зная, кого конкретно ему избрать. Дамы из Гоголь Николай Васильевич (1809—1852)-за него ссорятся. Хлестаков, находясь в состоянии «необыкновенной легко­сти», предлагает руку и сердечко дочери городничего. Заходит городничий. Он не сходу соображает слова супруги о сватовстве, покуда Хлестаков не угрожает застрелить­ся. Городничий, находясь в удивленном состоянии, благословляет юных.

Здесь Осип докладывает, что лошадки готовы, и Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) Хлестаков заявляет, что едет на один только денек к богатому дяде, усаживается в коляску и уезжает.

Городничий с супругой предаются мечтаниям о будущей петербургской жизни. Бюрократам городничий заявляет, что скоро станет тестем «ревизора» и гене­ралом.

В разгар поздравлений вбегает почтмейстер с сообщением, что «чиновник, которого мы приняли за ревизора, был не Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) ревизор»: он распечатал письмо Хлестакова к Тряпичкину. Письмо читается вслух попеременно, так как в нем Хлестаков, не смущаясь в выражениях, дает уничижительную характеристику всем жителям города.

Городничий раздавлен и уничтожен. Он произносит страстную обличитель­ную речь о своей глупости, о вертопрахе Хлестакове, о безымянном «щел­копере Гоголь Николай Васильевич (1809—1852), бумагомараке», что обязательно в комедию воткнет.

В один момент является жандарм, объявляющий, что «приехавший по именному велению из Петербурга бюрократ просит вас сей же час к себе». Весть повергает всех в кошмар. Немая сцена продолжается более минутки, в продолжение которого времени никто не переменяет положения собственного.

Герои

Хлестаков — маленький петербургский бюрократ, проигравшийся в Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) карты и по­тому застрявший в уездном захолустье. Только «легкость в идей необыкно­венная» помогает Хлестакову быть бодреньким и не унывать в полностью безнадеж­ных обстоятельствах, по привычке надеясь на «авось». Уездные бюрократы от испуга приняли его за ревизора, прибывшего проверять их город. Этот образ — мираж. Боязнь чиновников разоблачения их Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) махинаций привела к воз­никновению смешного противоречия, надуманного конфликта.

Городничий Сквозник-Дмухановский — «очень неглупый по-своему чело­век». Он взяточник и казнокрад, употребляет, так как «человек умный», ад­министративную власть в личных интересах. Ощущает себя, как «отец родной городу», считая его собственной вотчиной. Из-за резвого развития событий, опасности Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) приезда ревизора и быстрого сообщения Бобчинского-Добчинского о том, что ревизор уже в городке, городничий пропадает, не успевает понять происходя­щего. Он тупо «попался», приняв жалкого Хлестакова за ревизора. После финишного разоблачения он гневается на себя за тупость, не может осознать, каким образом он, лукавец и обманщик, мог Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) так попасться! Образ городничего сразу и смешен, и трагичен: эта несуразная его «промашка» убила усилия всей его предшествующей жизни.

Грехи уездных чиновников различны по собственной тяжести и величине. Если сопоставить, к примеру, любопытного почтмейстера Шпекина с попечителем бого­угодных заведений Земляникой, то разумеется, что «грех» почтмейстера — чте­ние чужих писем Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) («смерть люблю выяснить, что есть нового на свете») — кажется более легким, чем цинизм бюрократа, который по долгу службы должен забо­титься о нездоровых и престарелых. Земляника — меркантильный лукавец, он лишен признаков человеколюбия. Арбитр Ляпкин-Тяпкин обладает «философским» складом мозга: на слова городничего о том, что «нет человека, который Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) бы за собою не имел каких-нибудь грехов», он «смело» рассуждает: «Грешки греш­кам — рознь. Я говорю всем открыто, что беру взятки, но чем взятки? Борзы­ми щенками...»

По плану Гоголя, в этих видах должно оголиться противоречие меж тем, каким должен быть человек, и кем по сути являются эти люди. В Гоголь Николай Васильевич (1809—1852) пьесе нет персонажа, который был бы даже не безупречным, а просто «нормаль­ным» бюрократом. Смешная «гармония», таким макаром, достигнута.


gogol-n-v-chichikov-i-ego-rol-v-poeme-n-v-gogolya-mertvie-dushi-sochinenie.html
gogol-n-v-chtenie-pisma-hlestakova-sochinenie.html
gogol-n-v-gruppovaya-harakteristika-chinovnikov-sochinenie.html