Голубятня (пьеса)

Голубятня (пьеса)

Василий Логинов
ГОЛУБЯТНЯ (пьеса)


Действующие лица


Дали – живописец

Артуро – слуга

Поль – поэт

Гала – дама

Лидия – вдова

Тригент – доктор

Алан – блондин

Алинда – блондиночка

Пожарные, медсестра, санитары


В пьесе применены

элементы удмуртского языка.


Картина 1-ая
Льянер, Кадакес. Мастерская Дали.

Юный Дали у зеркала.

Дали. Я как обычно Голубятня (пьеса) вижу музыку. Вот она в зеркале. Она поначалу проявляется цветными полосами, неоформленными побежалостями, а позже складывается в различные образы… За что мне это? Ведь всякий раз, всматриваясь в музыку и в зеркало, я Голубятня (пьеса) задаю для себя вопрос, это я в отражении музыки? Либо отражение музыки во мне? Я – Вагнер? Либо Вагнер – это я? И нет ответа… А какие цвета можно в отражениях Голубятня (пьеса) отыскать и высчитать? Цветная музыка. Музыка реального цвета… Раз Вагнер, он лилов, два Вагнер, желт, три Вагнер, розовый, четыре, сиена жженая, 5, охряной, 6, лазурит, и все накрыло волосатым покрывалом… Ха, сейчас ни 1-го Голубятня (пьеса). Где Вагнер разноцветный? Играет зеркало волной волос, приливом рыжеватых кудряшек. И все. И музыки сейчас не видно совсем. (Качается). Изменяются слои стекла. Вот так и так. Но в каждом слое сейчас другое. Язвительный комик Голубятня (пьеса) заместо Вагнера грозного. Подмигивает мне. Вон, вон, правым, левым, и опять правым веком. А глазки меланхолии полны. Слоновьи, носорожьи глазки. Паяц – то слон на тонких ногах, а клоун – носорог комольный… Двоедушец, двоезверец, двоеверец Голубятня (пьеса), а глаза-то совершенно не мои. Нет, нет! У меня глаза вот такие. (Таращит глаза). Вот сейчас очень на меня похоже. Нет, быстрее, это брат мой там. Брат, погибший от Голубятня (пьеса) воспаления мозга. Ну, здравствуй, брат! Привет, Поллукс! А может Кастор? А, хорошо… Как вы там оба? Вы, звездные братья, пройдохи оба, ведь забрали большой кусочек от моего искусства. Для чего? Ведь там Голубятня (пьеса), где вы на данный момент, таковой жирный пирог совершенно не нужен. Молчит Поллукс, а Кастор морщится. Лекарства, что ли, ищете от моего и собственного безумия? Ответь, ответьте, отвечайте все… Пожалуй, с ними сейчас не Голубятня (пьеса) побеседовать. Молчат. Все идет от их, от этих паяцев-братьев, что молвят о моих работах. Дескать, живопись Дали всего только копии чужих исканий. Ха! Дали – всего только копиист! Отдай, дайте, отдавайте Голубятня (пьеса) все… Дней 10, как карандаш не клеится к руке. Идеи нет. Я пуст снутри, как рот старухи без зубов. Концептуальные каверны. Меня кандалами сжимают морщины старческие, но не тело, а там, снутри, пустоты эти Голубятня (пьеса) безыдейные... И гузка там куриная таланта моего обглоданная носорожьими и звездными братьями дрожит в беззвездной пустоте… Едва прикоснусь, как шпатель становится змеей, шипит и уползает, оставив в пальцах мне Голубятня (пьеса) комки тусклой слизи. Нет красок подходящих, не могу отыскать. Все темное в фиолетовое стремится перевоплотиться. И тень я не могу отыскать, и освещение нехорошее… Ага! Я сообразил! Чтоб тень настигнуть, мне нужно просто Голубятня (пьеса) стать одним из их. Ну, скажем, погибшим братом, либо клоуном, либо просто шутником. И я уйду туда, за волосатый занавес, в туман, верну сюда свое искусство. Я буду отражением там, в пустоте Голубятня (пьеса), где брат-паяц, и сразу буду тут Дали, Спасателем Дали, где краски и холсты, где гения работы. Может быть, это? (Надевает фетровую шапку и берет трубку). Нет, нет, нет! А это? (Надевает Голубятня (пьеса) берет с пером). Нет, нет, нет! Таким я был в Париже и Мадриде. Таковой наряд подходит тем, кто в денек одну песету растрачивает. И все. Менее того. Одна песета в денек. Тогда Голубятня (пьеса)… Выйду нагим. Побреюсь весь, вот тут и тут. (Поднимает руки). И тут, подмышки… Нет, белоснежные они на загорелом теле! Будут белоснежные, как мукой присыпанные, будто бы лепра у меня! Ха, Дали проказой Голубятня (пьеса) болен! Белоснежный цвет изнутри разъедает форму… Подсинить! Вот! Конечно, подсинить! К гостям я выйду нагим и бритым с голубыми подмышками… (Берет бритву).

^ Заходит Поль.

Поль. Сальвадор, ты тут? Привет, дружище.

Дали Голубятня (пьеса). Голоса… Снаружи, чужие… Тише, тише! Не мешайте! Я с братьями здесь болтаю. Со всеми сходу. С прошлыми и будущими. (Оборачивается). А, это ты Поль. Приехал. Все мечешься? Все в исканиях? Как дорога? Прикрой тихонько дверь Голубятня (пьеса), живописец псевдосюрреальных слов. Так аккуратненько, чтоб не прищемить собственный концептуальный хвост, который принуждает тебя столько метаться! Метаться в поисках правильной веры! Все мечешься, таская длиннющий хвост собственный, а невдомек, что Голубятня (пьеса) напрасно! Ведь нечего находить то, что уже надежно тебя связало. Обузус, Поль, обузус… Ты очень правоверен, Поль! Уже и издавна! Таким нечего находить в одиночестве... А означает… Ха, ха, ха! Ведь ты приехал Голубятня (пьеса) не один, правоверный хвостатый сюрреалист Поль?

Поль. Угадал. Со мной Гала.

Дали. Ага, ага… А я ведь ожидал гостей, и задумывался праздничек вам устроить встречи. (^ Таращит глаза). Чтобы поразить гостей таким Голубятня (пьеса) вот взором. Чтобы быть хорошим от брата кровного и брата по истории. Кастора, Поллукса, Вагнера. Я не таковой, нет, не правоверный я, как ты, они услада одиночества только моего… Либо все таки Голубятня (пьеса) быть схожим на их всех в целом, и на тебя в отдельности, творцы религий новых? Низвергатели и созидатели культов новых? Нет, я не желаю… Ха, ха, ха! Но я желал вас повстречать голубыми Голубятня (пьеса) подмышками, но не успел подкраситься, побриться. Совершенно заговорился с Вагнером и братьями…

Поль. Я всю дорогу через горы говорил Гала о для тебя. Ей очень хотелось повстречаться с тобой, ведь в Голубятня (пьеса) Париже не удалось… И всю дорогу сюда Гала пристально слушала меня и видами окружностей любовалась.

Дали. Тут мир другой. Самая восточная точка Испании. Учти, Поль, перед тобой, Поль, стоит самый 1-ый Голубятня (пьеса) живописец в Испании, который лицезреет восход солнца. (Кланяется). И он, другими словами я, другими словами холостой каталонец из Фигейраса, приветствует тебя в собственном родном мире, о, французский поэт Поль, связанный правоверными узами брака с российской Голубятня (пьеса)!

Поль. Спасибо, Сальвадор! Да, тут прекрасно. С гор спускаешься в низину и попадаешь в белоснежный город прямых углов. Как вовнутрь картины Пабло. Кубизм вокруг. Кубизм снаружи, кубизм снутри… Жить тут, значит жить Голубятня (пьеса) в кубизме. Испанский город Кадакес живет под знаком белоснежного прямого угла…

Дали. Каталонский.

Поль. Что ты произнес?

Дали (орет). Я произнес, что каталонский! Я в Каталонии живу! И покровительница Голубятня (пьеса) наша Дева Монсеррат! А город мой родной всегда был незапятанной каталонской крови…

Поль. Удивительно… А ведь и Гала про кровь гласила, когда увидела 1-ые дома. «Белизну этого города охото украсить местной кровью. Ах, как Голубятня (пьеса) замечательно смотрелись бы аморфные красноватые пятна, оккупированные квадратурой малеханькой вселенной! Красноватые амебы, стиснутые объемами этих белоснежных параллелепипедов-домов!» Вот слова ее.

Дали. Да, вижу! Так. Весело. Почему же пятна крови аморфные Голубятня (пьеса)? У их есть неповторимая форма. Форма крови. Кровавая форма. Просто смысл понятия «пятно крови» для всех затмевает присутствие кровавой формы. Разница большая. 2-ое обширнее, чем 1-ое. Но это понимают не все… А Голубятня (пьеса) что, Гала сама отрисовывают?

Поль. Да, время от времени. И это тоже причина нашего приезда… Я почти все говорил ей о для тебя.

Дали. Хвалил? Ругал? В каждом поэте дремлет ядовитое Голубятня (пьеса) критичное нажимало. Даже в сюрреалисте Поле. Либо в особенности в сюрреалисте Поле? На выбор праздным зевакам. Когда-нибудь я вывешу над своим музеем: «Любому критику вход строго запрещен!».

Поль. Ну, что ты Голубятня (пьеса), Сальвадор! Не ругал, не хвалил, а просто веселил Гала словами различными в дороге трудной. Еще мы обсуждали Ницше…

Дали. Мое искусство не для развлечений. Оно от разума. Приходит из бессмертной черной глубины Голубятня (пьеса). Из подсознания, из снов, из ассоциативных корч… А Ницше вкупе с Фрейдом успешно спели бы свои научные доктрины под музыку Бизе. Вот были б арии! Ха, ха, ха… А Гала смеялась, когда говорил Голубятня (пьеса) ты о моих работах?

Поль. Никак. Серьезней я издавна ее не лицезрел. Вникала в каждую деталь рассказа. Мне даже показалось, что утерянная нить духовного единства возвратилась к нам благодаря Дали…

Дали Голубятня (пьеса). Вот видишь! 1-ый я во всем. Гений даже в бытовых вопросах. Так уже расцвел мой гений, что супруга и супругу мои работы могут помирить в отсутствии меня. Ха, ха, ха…

Поль. Нет, не конфликтую Голубятня (пьеса) я издавна с Гала, нет. Мы совершенно не ссоримся. Мы просто стали далеки. Далеки… Вобщем, об этом позже…

Дали. Нет, но ты же не запамятовал ей сказать, что я гений? Спасатель Голубятня (пьеса) нового искусства? Спасаю вас от разношерстного потопа модернизма…

Поль. Я просто излагал твои идеи, которыми ты фонтанировал в Париже. Еще говорил о Луисе. О ваших фильмах, будущих и прошедших. Про лебедей Голубятня (пьеса), клюющих истинные гранаты с взрывчатой. Про носорогов, падающих в воду навстречу черным парашютам…

Дали. Ха, вспоминаю… В тех фильмах только достоверные факты должны были быть предложены публике. Документальный кинофильм, в каком местные джитане, убившие Голубятня (пьеса) слона, кромсают внутренности. Ну, а позже фламенко пляшут средь кровавых ребер. И старуха-португалка в костюмчике тореро с омлетом на лысой голове… Все, все мое. Мои идеи! Я полон ими был Голубятня (пьеса) тогда. А на данный момент? Я пуст... Послушай, Поль, ан нет ли у тебя способности достать череп слона? Мне нужно для работы. Очень нужно… Ищу идею, я пуст на данный момент…

Поль. Индийский подойдет Голубятня (пьеса)? С Рене попробую списаться. На данный момент в Кашмире он. Я с ним встречался в Индокитае.

Дали. Рене? Нет, не поможет. Гостил он прошедшим летом тут, и обещал прислать с таможни. Но Голубятня (пьеса) где? Три тыщи мне нужно слоновьих черепов. Срочно! Но нет ни 1-го. О, кошмар! Работать не с чем. Никто не соображает. Пусто, пусто… А где же спутница твоя? Супруга?

Поль. Осталась посидеть Голубятня (пьеса) на берегу. С дороги отдохнуть. Вобщем, из окна ее можно созидать. Это окно выходит на пляж?

^ Подходят к окну.

Дали. Она… Она… Она…

Поль. Что «она, она»? Что ты бормочешь? А Голубятня (пьеса)?

Дали. Ты, Поль, не перебивай меня на данный момент… Спина оголена. И тело нежное, как у малыша. Линия плеч – практически совершенной округлости, а мускулы талии напряжены. Атлет-подросток позавидовал бы талии таковой Голубятня (пьеса). Контурируется на сто процентов и очень-очень плавненько перебегает в ноги. Рельефы как у Фидия. Притом, извив поясницы очень женственен. Контраст… Грация в сочетании стройного, энергичного торса с осиной талией Голубятня (пьеса) и нежными бедрами. Какие мускулы, контуры и складки!… Она… Желаю писать… Писать, писать ее… (Закрывает лицо руками). Поль, а какая грудь у нее? Я не вынесу, если при таковой красе сзади, впереди Голубятня (пьеса) у нее ужасающие неровные бугры с оттянутыми сосками. Бабьи горы после мужского трясения…

Поль (достает фото). Не страшись. У нее малая и аккуратная грудь. Смотри.

Дали (рассматривая фото). Поль, зови.

Поль (орет в Голубятня (пьеса) окно). Гала, Галючка, Галя! Иди быстрее к нам!

Дали. Гала, Галючка, Галя… Жалко, мясо всегда так меняет форму после кулинарной обработки. И вот вопрос: замужняя дама это уже приготовленное блюдо либо Голубятня (пьеса) все еще полуфабрикат? Вот смотришь на такое совершенство форм и хочешь съесть, чтобы насладиться стопроцентно. Чтоб вся краса перетекла в тебя без остатка. Но как? Сырым не станешь есть, а после готовки становится другое Голубятня (пьеса) все, утрата формы налицо. Где совершенство линий? Была квинтэссенция красы, запечатленная этой формой, а сейчас на тарелке лежат только отбивные… Ха, ха, ха! На ужин точно будут отбивные. Ха, ха, ха Голубятня (пьеса)!

Поль. Ты знаешь, Сальвадор, наши дела с Гала очень поменялись за ближайшее время. После того, как они с Максом приезжали за мной в Индокитай… Меж нами на данный момент как будто Голубятня (пьеса) мертвый прохладный занавес свалился…

Дали (таращит глаза). Не волосатый ли тот занавес, нет? Перед твоим приходом, я лицезрел в зеркале таковой. То потаенный символ был от их, от Вагнера с Поллуксом…

Поль. Что? Нет, не Голубятня (пьеса) волосатый… А-аа, ты смеешься! Да? Таковой же ты был и в Париже. Смешливой полон энергетики…

Дали. Нет, Поль, нет! Без драматичности совершенно… Я перебил тебя из-за того, что передо мной Голубятня (пьеса) явился Лорка. Тут, на данный момент я вдруг увидел гнев на его лице. Гарсиа нередко гласил, что функция дамы одна – наружняя изрыгающая. Они без исключения все извергают наружу слова, кровь Голубятня (пьеса), испражнения, плод. Другими словами опустошают себя. Они сродни вулканам, и при общении могут вдруг подорваться и замарать с ног до головы каким-либо мусором. А снутри пустота. (Шепотом). И притом, никому не Голубятня (пьеса) гласи, это секретно, я это подметил, размышляя над словами Лорки, что для наполнения пустоты хоть какое встреченное проявление искусства дамы всегда пробуют включить в цикл функционирования собственных тел. Помесячно они интегрируются Голубятня (пьеса) с каким-либо проявлением искусства. Пожирают утробой картины, скульптуры, стихи либо музыку. И все перерабатывают в тропические заросли крови. Крови, которая раз за месяц исходит из их, а они только сетуют на мигрени, признак Голубятня (пьеса) внутренней пустоты. Но мед искусства слаще их крови… А твоя Гала (думает)… А твоя Гала мне почему-либо увлекательна. Может быть поэтому, что Гарсиа забеспокоился во мне, приурочил нынешнее гневливое пришествие Голубятня (пьеса) в мой мозг к ее приезду… Удивительно, ведь я издавна не вспоминал о нем… Так. Да. Продолжай.

Поль. Может быть, ты в чем либо прав. Я не понимаю смысл твоих слов, но чувствую смысл Голубятня (пьеса) твоих образов… А у нас с Гала, как досадно бы это не звучало, распались все смысловые связи. И слов, и образов… Я совершенно не понимаю, что она желает сказать? Я Голубятня (пьеса) не вижу смысла в том, чем она восхищается. Мы совместно произносим много фраз, они вроде те же, что и ранее, но значение их размывается как мел под струей воды, и не остается Голубятня (пьеса) ни 1-го стоящего вида, только водянистая белесая водичка…

Дали. Техника работы мелом самая тяжелая из всех. Нужна несусветная точность штришка. Мел не прощает ни дрожания руки, ни мягкости разума. Уверяю тебя Голубятня (пьеса)… Гала такая же, как все? Да либо нет?

Поль. Да, да… Либо нет? Нет, нет… Либо становится таковой? Либо была таковой? Не знаю… Стал я замечать, что тексты о Гала мне стало Голубятня (пьеса) легче писать, чем осознавать саму Гала. Ушли все скрещения, которые роднили нас… Иль просто старею я? Хотя, во снах я чувствую ее и вижу. Вот сон, который нередко снится мне. Я вижу Голубятня (пьеса) ее рядом с собой. Она прижимается ко мне всем телом, животик и груди близко-близко, а позже, да, позже… я заглядываю ей за плечо, а там другой мужик нагой, эрекция у него Голубятня (пьеса), он ей спину гладит своим естеством и сразу губками целует поясницу. И Гала, моя Гала, становится прохладной как камень, нет, как какое-то неестественное костное образование, да, Гала окостеневает от прикосновений того Голубятня (пьеса) мужчины…

Дали. Постой, я угадаю… Кость, жесткое, прохладное. Это рог. И рог ведь носорожий, точно?

Поль. Да, пожалуй… Она становится как носорожий рог. Не он…

^ Заходит Гала. Дали кидается к ней, левой рукою хватает Голубятня (пьеса) за волосы, запрокидывает голову, а над шейкой вносит правую руку с бритвой.

Дали (орет). Ага, попалась! Я съесть желаю тебя! Сырую, не готовя! Филе и край, лопатку и бедро! Всю!

Поль Голубятня (пьеса). Дали, ты что! Постой, угомонись! Остановись! (Подбегает и хватает правую руку Дали). Отдай бритву!

Дали. Не останавливай меня! Поль, все прекрасное должно быть съедено либо не существовать совсем!

Гала (обращаясь к Дали). Кориньо Голубятня (пьеса), съешь лучше ты бараньи отбивные. Ты любишь их… Мой небольшой, злосчастный мой ребенок, потерянный мой девственный даленок, хочешь, я утолю твою жажду? (Обнажает левую грудь).

Дали (отпускает Гала, отступает на шаг, глядит Голубятня (пьеса) на грудь Гала). Бабьи горы? Нет, нет… Как? Как додумалась ты? Молчи, я знаю, знаю… Ты ощущала, что гласил на данный момент я, смотря на тебя в окно? Ведь так?

Гала Голубятня (пьеса). Да, так, кориньо… Сидя там, у моря, поначалу я ожидала, ну, а позже, когда спиной я ощутила пронизывающий твой взор, снутри меня родилась теплота. Вот тут и тут (дотрагивается рукою до Голубятня (пьеса) груди и животика). И чувство крепчало, что из окна глядит не кто другой, как мой единственный кориньо. Да, так, голодный мой кориньо, мучимый жаждой… И Поль позвал, и я пошла, а ужаса Голубятня (пьеса) не было, только мысли о жареном мясе, об отбивных, которые хорошо было бы испытать вечерком…

Дали. Ах, вот ты для чего приехала сюда, властительница носорожьей части тела. Насытиться жареным мясом? Но я при чем тут Голубятня (пьеса)? Сходила б лучше ты в харчевню. Но я? Что хочешь от меня?

Гала. Кориньо, я желаю, чтоб Дали своим талантом подорвал Гала. И позже… Чтобы вкупе мы позже подорвали Голубятня (пьеса) мир искусства. Либо… Приехала посодействовать выстроить храм Дали. Да, так… Кориньо, сможешь?

Дали. Храм?

Гала. Да. И в храме будут все служить нам мессу. Мы больше не расстанемся с тобой. Я знаю точно – ты Голубятня (пьеса) мой кориньо. А я твоя… И твой талант сейчас в отсутствии Гала непропеченный, клеклый хлеб…

Дали. Не знаю я… Лучше веровать и не знать, чем познанием прикрыть безверие. Я… (^ Рыдает и становится Голубятня (пьеса) на колени). Да, точно! Хлеб! В нем талант… Гала, Галючка, Галя… Идущая чуток впереди меня. Ты Градива, Галадрина… Спасибо, Поль, я мама отыскал! Роднее, чем родная телом, и поближе духом Голубятня (пьеса), чем святая Монсеррат-чернушка…

Гала. Поль, я не вернусь с тобой в Париж. Прости…

Поль (швыряет в окно отобранную у Дали бритву). Гала, я так тебя люблю, что я уже не знаю, кого из Голубятня (пьеса) нас двоих здесь нет. Я этого во снах страшился, и, стало быть, желал в реальной жизни…

Занавес.




golova-professora-douelya.html
golovino-istoriya-sovremennost-i-budushee-referat.html
golovka-zadnego-cilindra.html